Философская проза: В силках эпохи  
Вернуться
Комментарии


Философская проза


Рецензия на роман Галины Долгой "Дивлюсь я на небо...", YAM Young Authors' Masterpieces Publishing, 2013


Не один час раздумывала я о том, к какому жанру отнести роман Галины Долгой «Дивлюсь я на небо…», и пришла к выводу, что он существует на стыке жанров. Сюжетная основа повествования документальна, однако и мифологична тоже – автор делится с читателями не только фактами, но в большой степени их эмоциональным осмыслением. В художественном тексте Галины воплощена история ее семьи, однако роман нельзя отнести к мемуаристике – ведь автор не участвовал в событиях, о которых ведет речь. Без феномена родовой памяти такое произведение явиться на свет просто не могло бы.


Итак, представляю: семейный роман «Дивлюсь я на небо…», в основе своей документальный, но включающий неочевидные реконструкции и вымышленные элементы. Сердечное послание писательницы к следующим поколениям – не забывайте истоков, не потеряйте прошлое, сохраните себя!


Еще во введении выясняется: главная героиня романа приходится автору бабушкой. Предупреждение, что образ идеализирован? Порядочные люди говорят о предках или хорошее, или ничего. Пугаюсь скучного чтения: неужели Галина поставила перед собой практически невыполнимую литературную задачу, сделав центром романной конструкции априори совершенную героиню? Классики оживляли положительных персонажей сумасшедшинкой или даже комичностью (дон Кихот и князь Мышкин), но с бабушкой так не поступишь!


Позже понимаю: Галина Долгая опиралась на совершенно иные приоритеты. Необходимый для раскрытия характеров конфликт в тексте присутствует, и найден он очень точно. Идиллическая семейная картинка резко контрастирует с портретом эпохи, в которую семья живет. Эпоха и есть главный герой романа – она и враг семьи, и ее кукловод, но также и мощное развивающее начало.


Вкратце перескажу сюжет: молодой талантливый рабочий Александр Войтковский влюбляется в красивую добросердечную девушку Анну Деркаченко, которая отвечает ему взаимностью. Пара женится, у них рождается сын. Жить бы счастливой семье в любви и согласии долго-долго, но отца Александра арестовывают, записав во враги народа. Забота о выживании семьи заставляет Войтковского-младшего официально отказаться от отца, покинуть родной Николаев и отправиться в Уссурийский край, чтобы стать там – какова ирония! – начальником комендатуры местного отделения ОГПУ, принуждающего заключенных строить Транссибирскую железнодорожную магистраль.


Главы, посвященные Уссурийскому краю, показались мне лучшими в романе. Удались описания природы и местных нравов, образы удэгейцев, нюансы отношений Анны с лагерницами, которые видят в жене начальника тюремщицу, не осознавая, что душевно она ближе к ним, чем к реальным хозяевам ситуации. Идеология Александра Войтковского намечена в романе легким пунктиром: ему не нравится то, что приходится совершать по указанию органов, но он подчинен системе. Страх за семью давит удавкой и заставляет исполнять любые приказы. Информацией о жизни вне дома с женой не делится – предпочитает молчать. Иногда помогает людям, но делает это с большой опаской.


А семью продолжает кружить и вертеть, как попавший в бурный поток кораблик: из Уссурийского края она возвращается в Николаев, но страх перед репрессиями гонит дальше – на родине помнят об отце Александра, и это может стать основанием для ареста. Однажды приходит письмо с известием, что Войтковский-старший находится на поселении в Ташкенте. Это становится толчком, Александр добивается командировки в Туркестанскую объединенную школу командного состава.

Очередной долгий железнодорожный переезд, на этот раз с тремя детьми, шок от непривычности новой обстановки. Постепенно жизнь в Ташкенте налаживается. Отыскался отец, нашлись новые друзья. Семья, как никогда, сплочена и сильна. Анна устраивается хозяйственником на завод. Окончивший школу комсостава Александр обретает наконец гражданский статус и работу художника.


Хотя герои об этом и не подозревают, счастье улыбается семье в последний раз – улыбается тепло и ясно, как доброе предосеннее солнышко. Такими и запомнят Анну и Александра дети – красивыми, веселыми, щедрыми в любви и заботе. Но эпоха, не уставая проверять семью на прочность, продолжает необъявленную войну против семейного хранителя – мужчины: Войтковский-старший внезапно исчезает, позже Александр узнает, что его расстреляли и зарыли в общей могиле. Следом приходит общее бедствие – Великая Отечественная война…


Не сразу, но Александр отправляется на фронт, чтобы никогда больше не вернуться. Теперь Анна поднимает детей в одиночку. Старший сын, несмотря на юность, подставляет матери плечо. Он работает на заводе, помогает с малышами, но мальчишка есть мальчишка: отношения с Анной у него складываются непростые. И еще один нежданный удар эпохи: на заводе случается кража, и в ответе за пропавшие ценности оказывается ни в чем неповинная Войтковская. Загнанная в угол женщина кидается спасать семью: ведь после ареста матерей власти раскидывают их несовершеннолетних детей по разным детдомам, и они теряют друг друга. В отчаянии Анна сажает детей на первый попавшийся поезд и велит старшему везти малышей в Николаев. Тяжелейшая и одновременно опаснейшая авантюра! Старший не подкачал – выполнил материнское поручение, но, насмерть обидевшись, навсегда от нее отвернулся.


Теперь Анна находится в лагере, как и те несчастные женщины, что ненавидели ее когда-то. Без связи с родными, не ведая о судьбе детей. Только через пять лет выходит она на свободу, но сначала отправляется в Ташкент – это не так стыдно и страшно, как в Николаев. Кое-как наладив быт, едет за семьей и находит дочь в детдоме, младшего сына – в колонии, а старшего – в армии.


Умирает Анна через многие годы, но достаточно рано – в сорок девять лет. Уходит из жизни вдовой, так и не забывшей давно погибшего мужа, матерью, не всегда оцененной детьми, труженицей, не знавшей покоя и отдыха. После Анны остается лишь могильная плита, мало отличимая от плит вокруг. Значит ли это, что жизнь хорошей женщины прожита зря? Значит ли, что эпоха победила, развеяв глупую мечту о семейном счастье?


Автор романа отвечает на этот вопрос отрицательно. Недаром его герои раз за разом запевают:


Дивлюсь я на небо тай думку гадаю:

Чому я не сокил, чому не литаю, 

Чому мени, Боже, ти крилець не дав?

Я б землю покинув и в небо злитав.


Анна и из жизни уходит под звуки любимой песни. Плененная эпохой душа вырвалась наконец из-под гнета и летит в небеса, свободная, окрыленная, счастливая…


Низкий поклон неизвестным героям, не давшим задавить человеческое в людях коммунистической и посткоммунистических эпох! Если у нашего народа есть будущее, то этим мы обязаны им.

 
Философская проза Ирины Лежава.Что еще почитать:
стр:
Игра случая:    Философские стихи: Оккультный танец Ру
Философская проза: Соперница чайка