Философская проза: Девушка и порох  
Вернуться
Комментарии

Философская проза жизни



 Миниатюра посвящается хорошему омскому писателю, созидающему военную и детективную прозу, моему другу Дмитрию Линчевскому.
Это не пародия, скорее – шутка по мотивам его творчества.
 
 
  Жил-был на свете потрясающий военный писатель. Если ему кто не нравился, он говорил:

   - Этот гусь пороху не нюхал! Не мужик! - и презрительно отворачивался.

   Сам писатель обожал нюхать порох. Держал его в кожаном мешочке на дне ящика письменного стола и, настраиваясь на нужную мысль, обязательно клал перед собой. Развязывал шнурок, окунал нос в черно-серую зернистую массу и с наслаждением вдыхал аромат. Думы тут же брали под козырек, строились в ряды и шли строем. А из-под пера по бумаге врассыпную разбегались ценные слова...

   Всеобщим любимцем был наш писатель - народ зачитывался его произведениями и почитал как кумира. Завистники не верили, что он сам такой умный, и шпионили за ним. Хотели завладеть творческим секретом, чтобы самим стать знаменитыми, но ничего у них не получалось.

   Однажды завистники познакомились с красивой девушкой, которая пасла на лугу овечек. Они очень долго искали такую, как она, потому что все остальные красивые девушки обожали книги писателя и отказывались им помогать. Пастушка же не умела читать и, когда завистники предложили ей бриллиантовую диадему, если она разведает тайну писателя, радостно согласилась. Не поняла дура, что продешевила.

   И вот притворилась коварная красавица, будто заблудилась в лабиринте жизни, и постучала в дверь писательской квартиры.

   - Кто там? - спросил удивленный писатель.

   - Потеряла я свою любимую овечку, - разрыдалась обманщица в замочную скважину, чтобы слышнее было. - Без нее мне жизнь не мила. Не забегала ли моя подруга к вам случайно?

   - Нет, не забегала. У нас тут не проходной двор. Спросите в соседнем подъезде. Там на третьем алкоголики живут. У них целый день какие-то бараны толкутся.

   - Ах, моя бедная овечка! Наверное, ее и в живых нет.. - громче прежнего заголосила пастушка. - И я так устала... Уж не дойти мне до соседнего подъезда... Умру у ваших ног... Ах! - и она упала в обморок.

   Услышав гулкий звук, писатель решил сначала, что сломался лифт. Открыл дверь на лестничную площадку и остановился на пороге - идти дальше мешало распростертое тело. Он наклонился над девушкой и неодобрительно произнес:

   - Этот гусь пороху не нюхал! Не мужик! - но не отвернулся презрительно, как делал обычно. Что-то в гостье его заинтересовало, и он начал ее разглядывать: - Ба, никак военная косточка! Глазки, губки... И грудь четвертый размер - не меньше... Откуда я взял, что она пороху не нюхала? Может, она из разведки к своим шла, а овечка - позывной ее напарницы. Как по линейке лежит - на голове волосок к волоску, юбка складочка к складочке... Наш человек!

   Поднял с пола, занес в свою казарму, положил в постель и занялся реанимационными мероприятиями. А коварная красавица только того и добивалась - очнулась от обморока и поселилась с писателем, будто всегда жила.

   Готовит она ему вкусные макароны по-флотски, тушенку с картошкой, про любовь свою вечную повторяет, а сама шпионит, чтобы завистникам донести и получить поскорее бриллиантовую диадему. Ну и в конце концов подвернулся случай: заметила она, как писатель ящик письменного стола открыл, достал кожаный мешочек и сунул в него нос. Тут и чудо необыкновенное случилось: открылось в небе окошко, спустилась оттуда лютня и начала сама по себе дивную мелодию играть. Девушка обомлела вся, вспыхнула, ворвалась в кабинет, чтобы волшебным инструментом завладеть - мало ей диадемы показалось. Но сорвалась у негодницы интрига: поймал ее писатель в прыжке, прижал к себе, сунул носом в мешочек с порохом, вдохнула она аромат ненароком... Ум девушки прояснился, и раскаялась она в своей злой неправде. Упала на колени, повинилась перед любимым в грехах, а он, пожалев ее, глупую, в наказание научил читать. Взяла новоявленная умница книги писателя в руки и целых два года не выпускала, пока не выучила наизусть.

   Так и остались завистники с носом, то есть без пороха. Не водилась больше с ними пастушка, а полезными делами занималась: стригла своих овечек по последней парижской моде и даже освоила борщи с фрикадельками. Любила писателя до умопомрачения – его и своего.

   А если ей кто не нравился, говорила:

   - Этот гусь пороху не нюхал! Не мужик! - и презрительно отворачивалась.

   Муж ее за мудрые слова боевой подругой называл ласково.

   Вот такая, брат, детективная история о любви получилась.

Философская проза Ирины Лежава. Что еще почитать:

Философская проза: Локомотив искушения

Философская проза: Бессмертие

Философская проза: Сказка о диковинных временах

Философская проза: Сохрани наших сыновей, Господи!

стр:
Игра случая:    Философские стихи: Вчера мне снилась
Философская проза: Локомотив искушения