Философская проза: Лето в Опатии - 2  
Вернуться
Комментарии



Философская проза

 
 
Начало здесь: Философская проза: Лето в Опатии - 1
 

  

op1

 
Участники фестиваля «Культурное лето в Хорватии – 2014» (перечислены слева направо):

 
сидят
Елена Ананьева, писатель (Германия), Инна Альтмарк (Израиль), Ирина Лежава, писатель (Россия), Надежда Волынкина, руководитель детской творческой студии (Россия), Наталья Зубченко (Зоркина), писатель (Россия), Марина Ламбертц-Симонова, писатель (Германия), Ирина Козлова, бард (Германия);

 
стоят Лев Альтмарк, писатель (Израиль), ведущий мастер-класса Михаил Сафронов,
актер и журналист (Россия), ответственный секретарь МГП Лада Баумгартен, писатель (Германия), президент МГП Михаил Серебро, актер, режиссер, писатель (Германия), архитектор веб-сети МГП Виталий Цветков (Германия), ведущий мастер-класса Герман Садченков, продюсер, режиссер, писатель (Кипр).

 
В кадр не попала Ольга Татарникова, режиссер и писатель (Россия).

 
2

 

Второго июля фестиваль снова снялся с места и отправился в путешествие по Адриатическому морю. С утра пораньше сели на двухпалубный туристический кораблик и, помахав Опатии рукой, отплыли в противоположную от Риеки сторону.

 

op2-2

 

Кораблик следовал по маршруту неторопливо, с частыми остановками. Береговая линия ни разу не пропала с горизонта – думаю, в километрах путь получился не очень длинным. Однако свежий воздух, очаровательные пейзажи, неформальное общение и купание на островных пляжах свое дело сделали: впечатлений набралась куча – фотографии отражают ничтожную их часть.

 

op3-2

 

op4-2

 

Нижняя корабельная палуба была уставлена столами со скамьями. Разбившись на небольшие компании, мы расселись. Кроме Лады Баумгартен, Михаила Серебро и Виталия Цветкова, я ни с кем до того не была толком знакома, а люди собрались интересные – хотелось приглядеться. Вот наш тесный прогулочный междусобойчик: Михаил Серебро, рядом с ним Марина Ламбертц-Симонова, рядом со мной – Надежда Волынкина (тусовавшаяся с нами вначале Ирина Козлова предпочла верхнюю палубу).

 

 op5-2


Выбранный стол оказался на редкость удачным – за все путешествие солнце до него не добралось. Другим пассажирам приходилось перемещаться с места на место, а некоторым (также как нашей Ирине Козловой) раскаленное солнце было в радость, и они предпочли верхнюю палубу.

 

Смею предположить, что пляжи, на которых мы купались и загорали, находятся где-то на острове Крк, но точной информации у меня нет – в голову не пришло вовремя спросить. Если верить сувенирному магнитику, в первый раз мы причалили на набережной городка Малински. Вторая «купальная» остановка случилась в живописной бухте с тремя-четырьмя безымянными домиками – на пляже отсутствовали даже кабинки для переодевания, и менять мокрое на сухое пришлось под прикрытием служебной постройки.

 

Оба заплыва в море добавили прогулке удовольствия, хотя в Малински вода показалась намного более чистой и прозрачной. Эх! Достала все-таки меня неприятность – нескольких минут на пляже хватило, чтобы обгореть.

 

Экипаж нашего туристического кораблика был, как положено, заботлив – пассажиров накормили обедом с центральным рыбным блюдом и салатами. Мне как вегетарианке вместо рыбы пожарили кабачки. Подавали красное, белое вино и прохладительные напитки.

 

А какой концерт устроил на палубе бравый боцман-гармонист!

 

 op6-2

 

Сумасбродная хорватская пара настолько вдохновилась незатейливым мотивом, что, презрев шаткость нашего положения, пустилась в пляс:

 

op7-2

 

Что я вынесла из морской прогулки? Попривыкла к коллегам, в какой-то мере их поняла, перестала комплексовать и бояться совершить ошибку. То есть ощутила командное единение.

 

Кочевье фестиваля продолжилось и на следующий день – целью путешествия стал Загреб. Привычно собравшись, сели в небольшой автобус и через полстраны поехали в Центральный дом хорватских литераторов:

 

op8-2

 

 На фотографии запечатлены соорганизаторы исторической встречи (перечисляю слева направо): председатель Союза писателей Хорватии Божидор Петрач; член Координационный совет российских соотечественников в Хорватии, писательница, поэтесса и актриса Наталья Воробьева-Хржич, чьей коронной ролью считается людоедка Эллочка из экранизации Гайдая; фамилии третьей дамы я, к сожалению, не запомнила, но она европейский представитель Пушкинского общества в Америке.


В зале собралось довольно много любителей книг, часть из которых не понимала по-русски, а часть – по-хорватски:

 

op9-2

 

 Каждое слово удваивались по времени – сначала говорил автор, за ним переводчик, но напряженности от затягивания процесса не возникало. Настроение у всех было приподнятое – поглядите на выражение лиц Михаила Сафронова, переводчицы и представительницы американского Пушкинского общества:

 

op10-2

 

Большой интерес вызвало у аудитории творчество Германа Садченкова, представившего отрывок из документального фильма: на первой фотографии замысел объясняет он, на второй – переводчица.

 

op11-2

 

 

op12-2

 

А это выступление вашей покорной слуги (обратите внимание на антураж – затейливый декор стены с литературной символикой, приличного размера экран, микрофон и другое оборудование: Дом хорватских литераторов оказался готов к презентациям любой сложности):

 

op13-2

 

op14-2

 

Надеюсь, что череда запечатленных мгновений дает какое-то представление о вдохновенной наполненности события – адекватно описать приподнятость духа трудно: волей-неволей ударяешься в патетику и превращаешь рассказ в анекдот.

 

Выслушав рассказ об нашей гильдии, хозяева перехватили инициативу: напомнив о теплом своем отношении к русской литературе, они начали читать вслух свои переводы русских классиков. Я внимательно слушала и свидетельствую: мелодика пушкинского стиха воспроизводилась на хорватском довольно похоже.

 

На следующей фотографии – награждение победителей конкурса МГП «Паруса мечты»:

 

op15-2

 

Лада Баумгартен, до того презентовавшая творческие программы МГП, передает комплект наград ученикам красноярской детской студии, которой руководит Надежда Волынкина. Между Ладой и Надеждой незаменимая переводчица. За столом писательское начальство: наш президент Михаил Серебро и председатель СП Хорватии Божидор Петрач.

  

В конце встречи выступил хорватский литературовед – исторический экскурс делался им на двух языках одновременно:

 

 

op16-2

 

 

Фамилии я, к сожалению, не запомнила, но литературовед – потомок первой волны русской эмиграции и посвятил жизнь строительству моста между культурами двух своих родин.

 

И последний – групповой – снимок на память:

 

 

op17-2

 

На нем, как сказали бы классики, хорваты и русские смешали ряды. По левую руку от меня стоит переводчик Пушкина.

 

Что дало нам посещение Дома хорватских литераторов? Кроме приятного общения, согласно полученной от Лады информации, МГП и Союз писателей Хорватии договорились о сотрудничестве, регулярном проведении загребских встреч и обмене творческими делегациями. Планированием мероприятий и их организацией будет заниматься специальный совет, куда войдут представители всех заинтересованных организаций..

 

И вот мы гуляем по загребским улицам. Добрались до площади Каптол с нарядным белым фонтаном в центре. Позолоченная статуя на верху колонны – Дева Мария, статуи по бокам – четыре ангела:


op18-2

 

Напротив фонтана высится Загребский кафедральный собор, иначе называемый Собором вознесения девы Марии и святых Степана и Владислава:

 

op19-2

 

Если верить интернету, его начали возводить в 1093 году, но во время одного из набегов монголов построенное было разрушено. В XVII веке у собора появились башни, использовавшиеся в качестве военного наблюдательного пункта. После сильного землетрясения 1880 года в храме рухнул основной неф, и его пришлось серьезно реставрировать. Реставрацией занимался архитектор Герман Болле, которому удалось восстановить неоготический облик здания и воссоздать башни высотой 105 м. Роскошное внутреннее убранство – тоже детище Германа Болле:

 

op20--2

 

op21-2

 

op22-2

 

op23-2

 

op24-2

 

В соборе находится лучший в Европе орган, изготовленный в конце ХIХ века, и хранятся мощи святых великомучеников Степана и Владислава. На фотографии их бюсты:

 

 

op25-2

   

Найти информацию о жизни и смерти Степана и Владислава мне, к моему удивлению, не удалось. Но наш добровольный русскоязычный гид говорил, кажется, что, спасая Хорватию, святые сдались на милость очередного завоевателя и были казнены.

 

Удивительное зрелище представляет собой усыпальница кардинала Алоизие Степинаца, расположенная между нефом и алтарем:

 

 

op26-2

 

Согласно интернету, Степинац – неоднозначный церковный и политический деятель ХХ века. В вину ему ставят практику насильственного перевода сербов в католицизм во время террора, им поддерживаемого (вторая мировая война). При Иосипе Броз Тито кардинал был приговорён к шестнадцати годам заключения за государственную измену и военные преступления, но после пяти лет тюрьмы его перевели под домашний арест. Папа Римский Пий XII возвёл Степинаца в звание кардинала заочно, когда тот продолжал находиться под домашним арестом. Умер кардинал от болезней, полученных в тюрьме.

 

 

После осмотра кафедрального собора сопровождавший нас гид повел компанию к другим достопримечательностям, я же была вынуждена присесть на скамью в храме (о чем, если честно, не пожалела – было хорошо): симптомы моего вчерашнего обгорания усилились от прямого солнца, а экскурсия проводилась в самый разгар жары, на раскаленных улицах.



Продолжение следует:

Философская проза: Лето в Опатии - 3  




стр:
Игра случая:    Философские стихи: Поединок
Философская проза: Соперница чайка