Философская проза: Цикл "Мифы XXI века"  
Вернуться
Комментарии

Философская проза жизни



 
АНОМАЛИЯ
(монолог в кружении теней)
 
 
Автор не разделяет взглядов своей героини и не может нести за них ответственность.
 


1


Она – удобно усевшись на стуле:


Доктор, миленький, на коленях молю, помогите! Немцы во всех науках лучшие, мир на вас одних и держится. Ну, и на транскорпорациях, конечно. Я так долго к вам собиралась, через непреодолимые препоны продиралась – боюсь назад обернуться.

Лет пять назад, впервые вашу фамилию услышав, даже всплакнула от счастья: сердцем почуяла, что у вас лёгкая рука. Я из рода вещуний – часто наперёд угадываю. И пронзило меня от перечисления ваших регалий, будто молнией: вот он, спаситель!

Ох, и торопилась я к вам тогда: в клинику запрос немедля послали, билеты на самолёт выкупили. Но не судьба. Помешали гады. Вернее, стерва бедовая. Не ко времени замуж собралась и вызвала меня на девичник в Бразилию. Хотела я отказаться, да уж слишком солидный чел Ксюхе попался. Намекнула, будто покруче моего. Я с малолетства упёртая – западло от публичных дуэлей уклоняться. Пришлось, забыв про собственные насущные интересы, тащиться на чужой континент, а до того ещё и гардероб обновлять – добывать парадные Екатерининские цацки. Легко, думаете, из-под бюрократа добро вытащить? Ломаешь такого, маслишь, а он что собака на сене – ни себе, ни людям...

На пределе сил, но отстояла я честь семьи. Вот только после девичника депрессия навалилась – глубже не бывает. И бриллианты у Ксюхи, каких я не нашивала, – сверхновой секретной огранки, и прислуга вышколена – мне такая не снилась.

Да и кому охота возвращаться в промозглую слякоть, когда можно у океана в бикини тусить. Жиголо вокруг – красавцы невероятные. Я в последнее время не совсем в форме, однако они как бы не замечают изъянов – вожделенно обхаживают. Знаете, дорогой доктор, каково двенадцать лет как замужней девушке существовать вне всякого мужского интереса? А тут вдруг вместо опостылевшего каждодневного селяви обрушивается на тебя необъятная любовная халява... Любая прибалдеет.

Но супруг, зверь лютый, даже полугода не потерпел моей вынужденной реабилитации – хвать в охапку и уволок на родину. У него то ли в мае, то ли в октябре намечалось важное мероприятие, куда неприлично было без жён являться. Вот и не дал, живодёр, затянуться боевым ранениям...

Из-за той недопережитой психической травмы прорыдала я больше двух лет – дорогое же это удовольствие, я вам скажу! Влажность в особняке на пятнадцать процентов повысилась – никакие проветривания с кондиционерами не помогали. Срочно пришлось сделать косметический ремонт, но плесень сквозь мраморную плитку проросла. Изверг муж пригрозил, что, если не перестану разводить сырость, сошлёт он меня в женский монастырь с кельями, вырубленными прямо в скальной породе: ничего им от мокроты, мол, не сделается, а дома из-за моих слюнявых капризов Пикассо в гостиной лоскутьями со стены сползает. Каков негодяй: иностранного, пусть и раскрученного мужика предпочитает обожаемой жёнушке!

От стремительного безвозвратного угасания спас меня не специалист-психоаналитик – этот до печёнок достал! – а нежданный счастливый случай. Столкнулись мы как-то с Ксюхой на Парижской неделе высокой моды и заприметили обе премиленький эксклюзивный комплект «Снежная королева». Необычный такой «от кутюрчик» из голубой норки – на подоле манто, голенищах сапожек и присборенной сумочке по натуральной улыбающейся мордочке. Отпад! Сотворить из хищника карьеристку, начитавшуюся Карнеги!..  Фантастический всё-таки народ – французы, с таким изысканным воображением… Но вы, доктор, не обижайтесь! Немцы по-своему тоже хороши: технически надёжные – этого у вас не отнять…

Впрочем, я отвлеклась… Речь о завершении нашей с Ксюхой жестокой дуэли. Ринулась она выкупать «Снежную королеву», да не тут-то было: полчаса назад комплект приобрела я. Высокая мода и примирила меня с зимним рублёвским пейзажем. Что в нём наш местный поэт Васька нашёл? Деревня – она и есть деревня, хоть назови её пупом земли…

Словом, после Парижа исправилось у меня настроение. Особняк просох, супруг помягчел. Даже усы на радостях отпустил, как многократно у него требовала, вспоминая некоего жгучего мачо. И решила я, что помирать всё-таки рановато, а неплохо бы ещё хорошо пожить, но для этого необходимо решить с вашей помощью назревшую личную проблему. В клинику запрос немедля послали, билеты на самолёт выкупили…

И снова – не тут-то было. Помешали гады. Не вовремя назначили… как его?.. экономический саммит. Из-за проклятого саммита возбудился в очередной раз супруг и силком в горы меня увёз, клятвенно в присутствии заместителя заверив, что на саммитах любые проблемы рассасываются. У них с заместителем и впрямь рассосались, а у меня нет. Вернулась домой вдвойне разочарованной.

Следующие два напряжённых года ушли на семейные препирательства, кто в моих неприятностях виноват и что в связи с этим делать. Особенно долго дискутировали, можно ли добиться успеха, не веря в политическую систему. Каждое утро начиналось с визита неких академиков, призванных доказать правоту супруга. С виду солидные челы, но стоило на них для затравки рыкнуть, как все – в кусты. Надоело мне с трусами воевать и объяснила доходчиво мужу: «Кроме меня, милый, не на кого тебе положиться…» Не поверил сначала, но потом убедился на опыте.

В итоге, дорогой доктор, через пять долгих лет в третий раз в клинику запрос немедля послали, билеты на самолёт выкупили… С приключениями, но добралась я до вашей хвалёной Германии. Теперь дело за вами – не подведите, не то беда станет общей: супруг задразнит, от унижения руки на себя наложу – посажу несмываемое пятно на вашу до того безупречную репутацию…

 

2


Она же – доверительно придвинувшись к столу:


Ах, доктор, очаровательный чел! К чему нам пустые формальности? Буду звать вас своим милым Фридрихом. Или лучше Фридом?.. И обойдёмся без ваших фрау, пожалуйста. Для друзей я Кола – демократично, легко запомнить и приятно ассоциируется с утолённой жаждой… Имиджмейкер голову на отрез дал, что вариант с изюминкой.

Нет, нет, не глядите вы в документы, там чушь прописана – никакая я не Колонизация! Это супруг из вредности не велит паспорт сменить, прикалывается, что агрессоршу надо знать в лицо… А в начале моего беспокойного существования маменька удружила. Любила покойница длинные красивые словеса. Я же предпочитаю краткие.

Милый Фрид, почему вам не нравится Кола?!. Чем-чем американский напиток плох?!. Остренький, с весёлыми игривыми пузырьками. Нет, не хочу я шампанским стать. Оно, конечно, аристократичнее, но темперамента не хватает. Шампанское к лицу бледным мышам и поганкам – для обретения потустороннего шарма, я же из другого теста сделана – жизнелюбива, взбадриваю окружающих…

Из алкоголя предпочитаю коньяк «Курвуазье». Изредка текилу с лимоном. Шампанским по утрам умываюсь. Помогает поддерживать нежный оттенок лица. Вот убедитесь: кожа бархатистая, глаза огненные, губы большие и влажные… Фигура: девяносто-шестьдесят-девяносто… была когда-то… но ещё не вечер – будет!

Целоваться страсть как люблю. И танго с умелым партнёром оттанцевать. Веселуха я! А ещё продвинутый интернет-пользователь… Носитель… как бы поточнее выразиться… новаторской эзотерической идеологии…

Один журналюга назвал меня эталоном современного истеблишмента, другой, правда, спорил, утверждал, что будущего истеблишмента…

 

Нет, дружище Фрид, этот – не супруг. Разве можно представить нас вместе? Доходяга он, и внимания женского не стоит… Хорошо, официально вам представляю: личный мой референт и переводчик Захар.

Не понимаю, почему нам с вами больше не нужен переводчик?! В любовники я вас не зову, только в спасители. Вы русского не пониме, я немецкого… Нет, английский мне как-то особенно чужд… не только язык – весь их постный стиль жизни…

Как мы достаточно поговорили?.. Ах вы, шалунишка этакий! Только-только начала я себя показывать… Мало ли что в бумагах накалякано! Плевала я на анализы! У меня случай особый – элитный, можно сказать, эксклюзив, как и вся моя жизнь. Если не достанет информации, вам не удастся выполнить историческую миссию…

Милый Фрид, ты ведь мечтаешь стать моим спасителем, лапочка? Значит, учись излучать искреннее человеческое тепло, которое лечит и воскрешает…

Как это, в вашей клинике воскрешений не предусмотрено?!. Медперсонал от стрессов быстро изнашивается?!. Ну, ты даешь, доктор! А страховка на что? Подсуетитесь и замените старые органы медперсонала новыми, покрепче. Иначе бизнес не делается.

Зачем же сердиться, котёнок?.. Я, как известно, пациентка, а пациент всегда прав. Это всемирный закон. Для тех, кто не хочет вывалиться за борт мирового нефтяного танкера…

 

3


Тоже она – встав со стула и двигаясь по помещению:


Нет, герр Фридрих, так дело не пойдёт! Не сметь выталкивать из кабинета моего референта! Без переводчика я никому не отдамся…

Это наши русские халтурщики девушку руками полапают, плечами пожмут и пойдут жрать водку. Всё-всё в стране развалили – экономику, систему безопасности, культуру. Хочешь не хочешь, вынуждают себя с капиталами за границу уводить…

Ты на кого руку поднял, фашист очкастый?! Захар – мой референт, и бить его никому, кроме себя,  не позволю!.. Ах, ты ему просто на дверь показывал… Ладно, пока поверим. Что за мадам? Какая я тебе мадам? Не забывайся, сударь,  – имя тебе немец, а не француз!..

Хорошо, задышала, как ты показываешь… Успокоилась… Да, леди меня вполне устроит, но не Колонизация, дебил! Кола я, Кола! Захар, повтори ему пятьдесят раз: «Кола, Кола, Кола…». Чего остановился? Ещё семь штук осталось – я за тобой считаю!

Ну что, выучил моё имя, козлёночек Фрид безрогий? Ах, какой молодец! И историю до конца дослушаешь? Милый мой пупсик! Пусь-пусь-пусь…

Уговорил: я не против раздеваться и одновременно рассказывать. Ширма у вас так себе, я через неё шарфик перекину, брошку около рамы приколю – вся клиника сбежится на шедевр постмодернизма смотреть...

Да не буду я посторонних в твой кабинет приваживать, ягнёночек, с чего взял?.. Мало ли что обещала! Ты что, шуток не понимаешь? Как же, если серьёзный такой, не повесился от переживаний?.. Догадалась! Ты тормознутый – доходит, как до жирафа… Лет этак ещё через дцать осознаешь юмор и хохоча повесишься!    

Захарушка, будь хорошим мальчиком – расстегни змейку на сапожке. Правильно. Теперь на левом. Про платьице не забыл? Там пуговка… Ладно, ладно, кончай целовать руки – как ты мог подумать, что убью за надорванную петельку! Мы с тобой дома об этой петельке поговорим, у меня под рукой калькулятора нет…

Отстань теперь, бельё сниму сама: дыхание у тебя стало холодное, точно у ящера, а я пресмыкающихся жуть как не люблю. Отбегай скорее – не то раздавлю нечаянно…

Правильно, Захарушка, подползай к докторскому ушку поближе. И смотри не балуй: приставок не жалей, суффиксов не комкай. Фридушка вызвался стать нашим спасителем, значит, нам должен… Если дело выгорит – премию тебе выплачу. Не выгорит – вычту из жалования с процентами!

Ах, какие вы у меня мужички-симпатяги! Один на сенбернарчика похож, другой – на дворняжечку. Но я известная демократка – беспородных не меньше породистых люблю…

А это что за зараза в чепчике за мою ширму без спроса лезет?.. Откуда ты, мать, на белый свет выскочила? Какая твоя медсестра – разве можно с такой кувыркаться, Фридичка!.. Да всё равно мне, как её зовут!.. Эльза так Эльза, пусть восвояси убирается…

Ну, ты даёшь, стерва! По-твоему, я соглашусь натянуть на своё сверхчувственное тело безобразную больничную робу с панталонами?.. Нет уж – сама носи, я не буду! Нагишом фасонистее…

Доктор-мудохтор, скажи заразе, пусть принесет особое облачение для випов!.. Как, в вашей клинике нет для випов?! Без ножа режешь, немчура!

Что вы за народ! Никакого вкуса! Если не в спецовки упакованы, так в мундиры… Тевтонские завоеватели! Мужланы!

Да, помолчи, Захар, сама вижу, что в полиэтиленовом пакете, одноразовая и стерильная. Вместо того, чтобы под руку без толку попадаться, сбегал бы в бутик за углом и достал приличную пижаму… Ах, ты волнуешься, что доктор обратно в кабинет не пустит? Логика в твоём заявлении есть – умнеешь на глазах, вот для чего нужен естественный отбор! Сиди пока на месте, не рыпайся…

Чего раскудахтался, доктор!.. Безапелляционно настаиваешь? Ладно, зараза, гони отрепье…

А ты, Захар, чего «заразу» как «Эльза» переводишь?.. Тебя так в дипломатической академии учили?! Ну, эти хитрецы только брехню и умеют преподавать…

Да, дышу, дышу, лимпапусик!.. Да, перестала нервничать и подумала о хорошем. Я теперь к самым невыносимым страданиям готова: в вашей компании на другое рассчитывать нечего…

 

4


Снова она - перейдя в смежную комнату, заставленную разнотипным врачебным оборудованием:


Ну что, дружок Фрид, я свою часть договора выполнила: на кушетку легла, ноги расставила – любуйся, коль интересно. Не интересно пока? Сначала УЗИ? Ладно, подставляю животик…

Гель у тебя мерзопакостный, но мне плевать! Выпала в состояние долготерпения, будто в нирвану, – ничем не проймёшь. Прогнулась – аж хребту больно…

Как у вас, докторов, принято, излагаю анамнез. В бумагах главного не указано – дураки составляли, так что не отвлекайся и внимательно слушай: не за одни гляделки невиданный гонорар тебе выплачен. Предстоит напряжённый интеллектуальный штурм до полного моего освобождения от бремени…

Из-за халатности ангела-хранителя родилась я не вовремя и в треклятых краях. Зачалась не у тех родителей: мать – ткачиха, отец – водила. Жуткий внутриутробный конфликт! Девять месяцев вынужденно соседствовала с недоразвитой малобюджетной гражданкой, к которой накрепко была привязана пуповиной. Когда перерезали, легче не стало – обнаружились отец, братец, бабушки с дедушками, пара тёток. Одна вообще деревенская, представляешь?.. И вот я, тонкая неземная натура, оказалась заключена в круг навязчивых родственников, кличущих друг друга то зайчиком, то волчонком, то поросёнком. Знаешь, доктор, как трудно среди лесного зверья белой лебедью вырасти?

Воспитательницы в детском саду отбирали игрушки и пихали в рот мерзкую кашу – брррр! А как издевались на утренниках! Настроилась я, к примеру, играть спящую красотку, но они насильно переодевают в золушку. Вручают метлу, измазывают сажей и ждут, пока прекрасный принц не увидит меня в убогом наряде нищенки. Я новеньким пыталась Марианной представляться, а они велели называть меня Колькой…

Спасибо супругу! Аз воздал. Сразу после нашего венчания приказал снести их ведьмин притон и поставить на проклятом месте благопристойное здание. По правде, я была против – умоляла сохранить незастроенный пустырь, но изверг упёрся: территория, мол, в центре города и за неё дорого дадут. Как всегда, предпочёл материальные ценности душевному комфорту. Тяжко, Фридушка, с барыгой вековать!

Ну что ещё о детстве? Была я умница и красавица, но не ценили. Захар, покажи фотографию, мне на ней десять лет. Нет, лимпапусик, это не узница Освенцима. Ты что же оскорбить меня хочешь, намекнуть, что в матери тебе гожусь? Я, чтобы ты знал, почти на полвека моложе! А-а, ты про взгляд – слишком тоскливый… Так меня уже при Горбачеве замордовали и при Ельцине доконали сплетнями. С малолетства подвергалась невыносимому психическому насилию до тупика развитым социализмом…

Несправедливость распределения ценностей прозрела я очень рано – в шесть с половиной лет. Отдыхала в Карловых Варах, дальше соцлагеря тогда не пускали. Отцов начальник, много лет на папашке ездивший, поощрил вдруг нашу семью дефицитными путёвками за границу. Осмотрелась я, как люди живут, осознала глубину совкового неблагополучия и решила поскорей из ямы выбираться. Но до рассвета жизни было тогда далеко – прямо по приезде из летнего рая попала в жестокий школьный застенок. Девочкой до глупости доверчивой была, всё пыталась училке угодить. Велела она за порядком следить,  я и слежу: обнаружу нарушения – тотчас докладываю. А она, стерва, тройку по арифметике во второй четверти влепила. Каково быдло? Никогда не прощу!

Долго-долго тянулись мои невольничьи дни… Зубрила, служила тем, кто сильнее и обидеть может, перед многими незваными начальниками отчитывалась, пока в девятом уже классе директор Олег Владимирович случайно за попку меня не потрогал. После этого спасительного события остальные отстали, но сколько маеты было с одним беспокойным директором!

Я ведь в семнадцать настоящей моделью стала. При деньгах. Тогда и вышла Олегу Владимировичу отставка. Появился новый защитник – Николай Никитич, главный менеджер международного проекта…

Очень сложную выбрала я себе на голову специальность – акробатика, танцы, правила этикета, лишнего не сглотнёшь. Зато пиар! Окружающие завидуют, ненавидят. В седьмом классе лягуху в портфель засунули, в девятом летучей мышью причёску сгубили – пришлось клок волос выстригать. В восемнадцать обещали серной кислотой в лицо плеснуть. В двадцать три – завели уголовное дело за кражу мерса, будто я могла его в бюстгальтере спрятать! Приятель случайный взял его у моего тогдашнего защитника, хотел меня до Питера прокатить, через неделю в целости вернул. Так что это дело защитник от ревности завёл, но потом раскаялся и забрал заявление…

А я, несмотря на интриги,  целеустремлённой выросла… из последних сил пробивалась к счастью… Влюбилась в большого экономиста, с докторской степенью, – он ещё до нашей свадьбы в министры вышел. Знал: если карьеры не сделает, хоть зальюсь слезами, но уеду в Лос-Анжелес новую судьбу искать… Потому мы с супругом и удачная пара, что дремать своему карасю не даю, день и ночь вдохновляю на подвиги …

И что ты думаешь? Счастье долгожданное привалило, но супруг оказался обыкновенным тюкнутым мужиком – точь-в-точь мои братец с папашкой. Ужасающе вредные привычки – вещи разбрасывает по комнатам… валяется на диване перед теликом… жрёт водку в компании с заместителем… Мне что за радость от его мирового турне, если он Пикассо больше меня обожает?

Общаешься сутки напролёт с прислугой и охранниками. Мучаешься от несбывшихся надежд, как обыкновенная… не побоюсь этого слова… баба… Ну сходишь с приятельницей на звездную тусовку… Ну сделают тебе пару прикольных комплиментов… Разве одними комплиментами будешь сыт?

А супруг вдруг царём Салтаном себя возомнил. Роди, говорит, мне ребёночка, я тебе за него виллу на Лазурном берегу куплю. В тот момент на меня не было оформлено никакой собственности, и предложение показалось очень соблазнительным. Только мужу легко подначивать, но мне как родить-то? От одного врача к другому бегаю – они в один голос: «Гормоны в порядке». Но не получается ничего, и чувствую, без помощи не получится…

От отчаяния даже на ЭКО записалась, начала вентилировать вариант с суррогатной матерью. И тут мужний заместитель – они не только контрактами, но и идеями по-братски делятся – откопал на Дальнем Востоке бабку, через которую инопланетяне посылают человечеству детей индиго.

Отправились мы с супругом в глушь. Представьте, тайга. Дорога грунтовая. Пяток избёнок на пригорке стоит… И выходит к нам бабка беззубая – настоящая яга из сказки или двоюродная сестра знаменитой Ванги. Мужа моего с лёту узнала – видимо, смотрит иногда телик, только как? Ни электричества, ни антенн в тех краях не видывали… Как-то даже обрадовалась нашему визиту, засмеялась странно: «Вас-то и ждала, голубки! Инопланетяне давно вами интересуются».

В хату повела. Денег брать не пожелала, сказала, будто нечистые. Темнота! Новые же купюры были – вчера со станка, ещё друг к другу липнут, потому что краска свежая…

Ходит она по избёнке, перед глазами мельтешит - туда-сюда и обратно туда-сюда. Меня страх до дрожи продирает, вот-вот сознания лишусь – слава Богу, папарацци в тех краях не прижились…

Пытливо на нас поглядывая, начала бабка над алюминиевым тазом ворожить. Пошептала над водой, со свечой вокруг нас с супругом восемь раз обошла и уверенно так пообещала: «Ждите! Будет вам дитя – родная кровиночка, мамки и папки законное продолжение. Только не ходите к врачам – могут повредить индиго. Носить дитя придётся долго, пока время выйти ему не грянет».

С того дня начал у меня расти живот. Супруг рад до смерти – загадал он, оказывается, что если удачно рожу, – объединят они с заместителем со временем человечество, и станет он мировым президентом… Осыпает меня подарками, пичкает витаминами, требует, чтобы побыстрее вынашивала… На четвёртом месяце решили всё-таки сдаться врачам – интересно ведь, девочка или мальчик. А эти козлы: «Беременность ложная, матка пустая»… Я в слёзы, супруг – в гнев, но чувствуем оба: бабка правду сказала, врачи лгут. Зря мы к ним, непослушные, обратились…

С тех пор и ношу – через месяц целых семь лет… Эксклюзивное дитя. Элитная девочка – сердцем чую. Никак не желает со мной расстаться – внутри растёт. Мне ни сесть, ни встать, про танцевать и целоваться молчу… Не знаю, когда время дочки моей наступит, но именно тебе её принимать… Раз добралась до клиники, значит, скоро…

У самого-то сколько киндеров, кислых щей профессор? Да, горазд ты на это дело! Значит, и из меня родительницу сотворишь. Верю в тебя, милый Фридушка…

 

5


И опять она - взволнованно приподнявшись на кушетке:


Страшно молчишь, европейский авторитет…

Нервничаю. Могу сорваться – не обессудь.

Не надоело пластмассой по животу елозить? Дырку протрёшь, как будем чинить?.. Ха-ха! Шучу, чтобы не разреветься.  

Ну, ты всё-таки немчура, герр! И чего я на экране твоём не видала? Другие раньше тебя картинки показывали – не буду глядеть, хоть ты тресни!

Тоже скажешь, «водянка»! Не бывает водянки с глазками и вздёрнутым носиком!.. Конечно, ты такого ещё не наблюдал: дитя индиго – большая редкость.

Плевать, что ты глазок не видишь!.. На слово вещунье поверь… Захар, очень точно переведи: пять лет назад я в тебя, доктор, безусловно поверила, теперь ты обязан поверить в меня. Иначе какая сделка?!

Не рассказывай сказки – есть у доченьки голова! А зачем бы я к тебе на край света ехала, если б беременность стандартной была?.. И нечего от меня красиво уходить, ублюдок! Хватай за халат, Захар, не то побежит ещё!..

Спасибо, что вернулся, Фридушка, но чтоб больше ни-ни… Всё одно от нас не избавишься, пока мужа законной наследницей не осчастливишь либо смертью жестокою мать с дитём не убьёшь. А коли убьёшь, придётся разбираться с супругом. Он не только собственное будущее в чрево моё вложил, но глобальную программу мирового развития… Своего не упустит!

Ах, тебе мой супруг нипочём?! Значит, не слыхал о нём, лимпапушечка? Захар, просвети! Шепни на ушко фамилию, я-то под девичьей у вас записалась…

Вишь, побледнел, бедолага, на давешнего финна стал похож – помнишь того блондинчика, Захарушка, что пытался нас офшорами шантажировать? Где теперь его блондинистость – и где офшоры!

Весь ваш спесивый интернационал на одно лицо, герр Фридрих. Каждый пенёк приходится обучать поскромнее эго выпячивать. 

Эй, Захар, чего молчишь? Доктор целую минуту, не переставая, лопочет. Не для того я тебе паспорт выправляла. Переводи, бездельник.

Это почему он отказывается быть спасителем?! Не уверен в собственных силах?! Так мы же рядом – если что, поправим его и мусор образовавшийся подчистим…

Убедился, Захарушка? В Европе – и там гады!.. Придушу, если про лю-юдей, не зави-исимых от пола и вероисповеда-ания, хоть слово услышу… Все вы, мужики, – кобели, если не импотенты. Взгляни на хвалёное медицинское светило: общепризнанный авторитет, а повадки, как у среднестатистического примата. Чуть посложнее работёнка попалась – ищи его след в кустах, элитного не отличишь от плебса. Кроме себя, не на кого в этом мире положиться!

Из чистой вежливости должен бы отрабатывать гонорар, вертеться белкой в колесе и собачкой на задних лапках стоять. А он молчком сидит, точно сыч таёжный, и по-фашистски кругленькими очочками посверкивает. Пользы мне от его беззубой учёности! Давай, референт, фиксируй в ежедневнике: жалобу написать на должностное лицо, оказавшееся недееспособным. В скобках: неумение удовлетворить вип-персону согласно заявленному прейскуранту. Кому подадим жалобу? Ну, точно не в ООН! Добавь со звёздочкой: уточнить у хозяина, кому из нашей агентуры в Берлине мы можем особое дело доверить…

Подействовало, Захарушка? Молодец! Хорошо озвучил…

Герр предлагает компромиссное решение? Звучит ободряюще… А это уже бред – катетером жидкость откачивать… Даёшь квалифицированное родовспоможение!

Что, опять «нет ребёнка» заладил! Ох, забодаю я тебя, козявка больничная… Мало ли что УЗИ показало?! Ты индиго расшифровывать не умеешь…

Если и вправду окажется одна вода, не стану через парламентскую комиссию жалобу обнародовать – у тебя на глазах порву бумагу.

Ребёнок родится здоровым – выхлопочу Фридушке орден…

А за миллион согласишься, жмот? Ладно, составляй договор, у меня там, на первом этаже, двое юристов случайно болтаются, после их резолюции подпишу… Захар, звони заместителю, пусть хоть скважину закладывает, но миллион из дела вытаскивает…

Вот и хорошо, Фридушка, добрый мой мальчик. Сходи в душ, а то неприлично взмок… Я ведь совсем не страшная, если правильно обращаться…

Всё-таки я и впрямь вещунья: ещё пять лет назад почуяла, что поладим. Ты мне индиго, я тебе миллион и карьерный взлёт, и оба довольны…

Нет, если все по международным акушерским правилам сделаешь, претензий не предъявлю… У юристов возражений нет?.. Тогда ознакомилась, со всем согласна и подписываю при помощи Захара: он – моя правая рука…

Только не надо анестезии! Я ведь тогда ничего не увижу! Как без неё нельзя?! А в договоре…

 

6


Как ни странно, но снова она - потеряв сознание и тем не менее продолжая монолог:


Вот гады, всё-таки отрубили, без меня моею судьбой рулят…

«Не верь фрицам», - говаривал дед, хотя бы в этом он оказался прав…

Вишу я теперь под потолком и беспомощно наблюдаю, как они в операционной суетятся. Какая мука! Люди ведь все подряд идиоты… как пить дать моё бедное тело зарежут, и разгорится из-за нерождённой девочки третья мировая война…

Ха! А я теперь немецким тоже владею! На референте можно сэкономить. Про кесарево говорят… Катетер в мочевой вставили, лобок побрили… Зажимчики свои и скальпели из рук в руки передают… Режут внизу живота…

Нет, не буду на референте экономить: Захар – парень что надо. Просочился с видеокамерой в операционную. Приду в себя, отсмотрю клип, потом отдам специалистам – пусть покумекают, к чему прицепиться, чтобы наш миллион отбить… А вдруг, чем чёрт не шутит, удастся с клиники толику получить?.. Тогда Захару премию выпишу и про петельку не вспомню… хорошую поблажку заслужил, старательный…

 

Ах, какое непривычное состояние… болтанка, словно в бурю на корабле… Стены покачиваются, в ушах шум водопада…  Ну и засосало меня в гигантский водоворот… Что они там толкуют про невероятные избыточные воды? Кажется, Фрид дитя Харибдой назвал… Это же – из школьного курса… морское божество… Так я в себе сверхъестественное существо выносила! Знала, знала, что предназначена для великого будущего…

Вспоминаем про Харибду… Кажется, с нею даже хитроумный Одиссей побоялся связаться… Поглощает и изрыгает воду, а люди ведь тоже больше чем наполовину из воды состоят… И нет силы, которая может моей девочке дать отпор…

Индиго моя, красавица бесподобная… Предсказываю: государыней Харибдой будут тебя величать народы, а кое-кто и природной аномалией типа Бермудской назовёт…

 

Как же стало легко! Наконец ты целиком снаружи, доченька… И чего эта больничная чернь от тела моего разбегается, оно же ещё не зашито… Швы надо накладывать, идиоты, слышите!

Знала я, знала, что если не проконтролирую, что-нибудь да напортачат… Но наблюдать за ними весело – этого не отнимешь…

Ха, как ты доктора легко опрокинула, и заразу его, и Захара с видеокамерой… И этих, что суетились… Ты уж поосторожнее с ними, пусть сначала операцию доделают, а потом уж мы им покажем…

Все-все мои желания исполнятся… В Белом доме на каникулах гостить будем, надоест – Букенгемский дворец навестим…

А когда-нибудь в космос к инопланетянам полетим с бубенцами… Пусть только попробуют гады не построить достойный меня звездолёт!

Ты чего, сука… буль-буль… делаешь? Я дышать под водою не научилась ещё…

Остановись… папашка ремнём накажет…

Я же тебе… буль-буль… мать родна…

Буль.

 

7


Она ли? За пределами материального мира, неузнаваемо изменившимся голосом:


Загадочное место – эта Земля… Зачем я на ней явилась, чем занималась?.. Всё мимо – ничего не помню…

 
 
У-У, НЕ СПРАВИТЬСЯ!

 

   Я красив... Я очень красив, хоть и стар, как мир... У меня три породистые головы, изрыгающие на грешников огнь возмездия. И змеи, одна пригожее другой, вьются, ластясь, вокруг моей благородной шеи. А любимая злюка - по совету прохожего философа я зову её царственным именем Лилия - это беспощадный хвост и защитница в боях могучего тыла.

   Я отличный страж и неодолимый воин, однако сейчас во мне или в мире что-то разладилось. Сомнения не в моём характере, но… правильно ли поступил? Вписался ли в закон или промахнулся? Загадка… И если сбившая меня с толку невидаль – не случайная выходка природы, а предвестник большой эпидемии… у-у-ууу!.. мне не справиться… никому не справиться… Преисподняя превратится в подобие людской подворотни, где шпана пережидает перед налётом обход патруля… Невозможно представить более чудовищную перспективу!

   Р-р-ррр!..

   Это случилось нежданно – ничто не предвещало. Я лежал у врат, увлечённо беседуя с Лилией о судьбах мира, а тут... Гляжу, приближается тень… не чую её... Не могу понять, из каких мест она к нам явилась… Порхает беспечным таким мотыльком, то и дело нарушая границы между мирами.

   При Лилии не совру: незаменимым начальство считает меня недаром - от моего обоняния, зоркости глаз и остроты слуха зависит не что-нибудь, а прочность миропорядка. Если бы я не препятствовал мёртвому вторгаться в живое, яд разложения размыл бы русло причинно-следственных связей, проник в течение времени... Тогда бы и наступил конец света, о котором вы любите философствовать: всякая деятельность извратилась бы, формы деградировали во всё менее внятные, потом окончательно слились в бесформенный ком... Верх не стал бы отличаться от низа, а свет – от тьмы. Грядущее лопнуло бы, точно мыльный пузырь! Вселенная погрузилась бы в первобытный хаос, с которого началась охраняемая мною реальность... Вновь понадобилась бы нам великая сила, чтобы сжать до упора пружину бытия и придать ей направленное в будущее движение!

   У-у-ууу!..

   Вот вам и смысл моего высокого призвания и источник честно добытой славы - я последний форпост между бытием и небытием! Потому и обязан, предвидя последствия, принимать безукоризненно точные решения.

   А тут эта нелепая тень... неведомо из каких краёв... в нарушение всех установленных ритуалов… Как, скажите, действовать без опасности совершить промах?.. Души, недавно покинувшие тело, я обычно приветствую, виляя Лилией; тех же, кто определён в преисподнюю, но стремится вернуться к живым, сжираю во устрашение следующих поколений. Правило вроде бы простое, но в нём заключена высшая мудрая справедливость: за поступком всегда должно следовать соразмерное воздаяние. Эта формула - один из тех трёх слонов, на хребте которых покоится многослойный пирог всеобщего существования. Вселенная на меня надеется... очень надеется... Что станет с её судьбой, если ошибётся страж основ мироздания?..

   Р-р-ррр!

   Раньше я никогда не попадал впросак - нутром чуял, как поступить... И вдруг... Ну откуда взялась эта каверзная новоприбывшая, даже для тени необычайно бледная и отсутствующая?.. Представляете, от неё совсем-совсем ничем не пахло... ни прожитой жизнью, ни обретённой в страданиях смертью!

   Гав-в-ввв!.. Р-р-ррр!..

   Шерсть моя вздыбилась; устрашающе изогнулись, заходили вдоль плеч возбуждённые змеи. И совсем уж было решился я напасть на гостью, но... если страж законов их нарушает... кто с такими законами станет считаться?! Так что сначала необходимо было провести дознание.

   - Кто это к нам явился? - строго спросил я у Лилии и велел: - Погляди и подробно доложи!

   Она согласно кивнула и двинулась к призрачному лицу возникшей ниоткуда диковины. Приблизившись почти вплотную, надолго замерла...

   - Это ж-шен-ш-ши-на!.. - прошипела неуверенно. Такой растерянной я её ещё никогда не видел. Через пару минут добавила:- Но ошень уж похож-ша на муж-шину...

   Бледная наша напасть её словам улыбнулась. Потом подняла руку и попыталась - каково оскорбление! - погладить Лилию по чешуйчатой голове. Мы отпрянули. Отскочили на порядочное расстояние. Я разинул пасть, чтобы сожрать наконец нахалку... но... закон есть закон. У-у-ууу! Как в этот миг я его ненавидел!

   - Кто твой хозяин, тень? – прорычал, превозмогая себя. - Мужчина он или женщина? Старый или молодой?

   - В виртуале мужчина, в реале – женщина... Или наоборот? - она казалась не на шутку озадаченной. - Не так! В виртуале я женщина, в реале – мужчина!.. И лет всюду по-разному... сколько на самом деле, кажется, не помню...

   - И давно ты прогуливаешься между мирами? – снова рыкнул я, гневно сверкая глазищами. - От чего наступила смерть? Хоть это ты знаешь?

   - Я хочу поглядеть подсказку! - невпопад потребовала нахалка. - Ты страж седьмого или восьмого уровня? Шестой я накануне прошёл... Это точно помню... Затем... Запамятовал, как отключился... И почему не работают мышка с клавиатурой?

   Последний бред переполнил чашу моего терпения. Готовясь к финальному прыжку, я полыхнул пламенем:

   - Р-р-ррррррррррррр!

   Тень просела от страха и выглядела теперь совсем жалкой. Мне это доставило удовольствие. Стало намного легче дышать.

   - Итак, твой хозяин умер, - удовлетворённо замкнув в утробе огонь, вернулся я к обязанностям дознавателя. - Как давно?

   - Как умер?!. Разве я умер?!. Немного переиграл в виртуале... Оттого и схожу с ума... - тут тень взглянула на свои бестелесные ладони, и окрестности огласились отчаянным воплем: - Мамочки! Я прозрачный...

   Подобной реакцией нас с Лилией не удивить. Ещё не такие бестолковые лбы попадались. Одного уж полгода как кремировали, а он всё выпрашивал медперсонал с носилками. Уверял, будто не может двигаться, потому что сломал позвоночник. Ничего, образумили, привели в себя. Теперь за вратами ни на что не жалуется...

   - Жена два месяца в командировке, - всхлипывая, вспоминала тень, - без присмотра я чуток увлёкся и не вышёл на работу... А босс, козёл, сразу взял и уволил. Понятно, я обиделся. Надо было настроение как-то подправить, тут в руки попала игровая новинка. Я в неё с головой... Вспомнил! Я не ел три дня! Или ел? Или не три дня? Неужели совсем перестал питаться?.. Точно, точно! В записке, прицепленной к холодильнику, прочитал: «В морозилке лежат пельмени»... и что-то про кастрюлю на верхней полке… Так это ж надо было на табуретку встать!.. Отложил на потом... И деньги на комоде тоже помню... Думал идти за пивом и колбасой... Купил пива – оно калорийнее колбасы… Вот дурак! - тень начала колотить себя по щекам. - Дебил! Лузер паршивый! Лузер!..

   История показалась мне малоправдоподобной. Игроков видано-перевидано, от них на сто вёрст несёт жаждой выиграть - получить всё и сразу. А этот, если верить сомнительному рассказу, скончался просто по лени, без всякой причины... Мы с Лилией обменялись тревожными взглядами: недавно прохожий террорист грозил нам эзотерическим орденом, который снесёт наши врата к чертям и выпустит мёртвых на погибель живым. Не заслана ли тень его сообщниками, не играет ли перед нами спектакль? Не готовится ли к дурному делу? Тогда хозяин её в прекрасном здравии... медитирует... Р-р-ррр!

   Версию надо было проверить. Подошёл к тени вплотную, чуть ли не засунул внутрь неё нос. Принюхался. Проник в потаённое.

Нет, опасными задними мыслями от неё не пахло. Впрочем, от неё не пахло никакими мыслями. И чувства у неё были... пластмассовые... Прохожий изобретатель много про эту пластмассу всякого нёс... Инертное вещество. При нагревании принимает форму матрицы и сохраняет её навечно. Дешевая, удобная, неприхотливая. Неужели теперь на земле людей из пластмассы делают?!.

   У-у-ууу!

   - Шлушай, Шербер! Мож-шет, хошяин не до конча отошёл? - подала голос сердобольная Лилия. - Отправим эту штранную тень нашад. Пушть попытается. Вышовет шкорую или к шошедям поштучится.

   - Не положено! - упёрся я. – Такого еще свет не видывал!

   - Но и тени беш шапаха шюда тож-ше не шаглядывали!- резонно возразила Лилия.

   В общем мы немного поспорили, поорали друг на друга и в результате договорились отпустить тень к хозяину. Ой, как диковина обрадовалась! Лапы пыталась мне целовать, даже порозовела немного... Но через время обратно к нам возвратилась – бледнее и печальнее прежнего.

   - Тело меня не слушается, внутрь не пускает, - пожаловалась, размазывая по щекам влагу. - Пережил самый холодный приём в жизни. Стукнулся к матери – в упор не замечает. Отец трудоголит. Брат кошмарит. Жена с каким-то ослом в своей загранице флиртует. Скучно с ними... К себе пустите. С вами забавно...   

   - И что во мне, Цербере, забавного? – хмуро спросил я. – Прохожий учитель как-то говаривал, что про меня даже детишки в школе знают. Вспомни, каков мой нрав, и осознай наконец, несчастная, в какую беду попала!

   - В школе нас одними теориями да сказками пичкали. Кому они сегодня нужны? У нас теперь технологии: хотим, церберов создаём, а хотим – драконов или эльфов. Всё круче и круче получается продукт – красочнее и реалистичнее натурального. 

   Ну, чем я мог помочь непонятливой тени?.. Мы, пока она к хозяину бегала, о многом успели с Лилией переговорить. Ведь в царстве мёртвых не любую душу можно удерживать: та, что питается светом, очень лёгкая - как ни привязывай, всё одно воспарит. А наши, они в страстях запутались, пережёвывают их раз за разом, как корова жвачку. Потому и просто нам за ними следить, что если кто выйдет из транса и решит своё законное убежище покинуть, мы с Лилией ещё на подходе преступницы к вратам чувствуем опасный замысел. А у бледной ни вида, ни запаха, ни лёгкости, ни страстишек. Она может сквозь все ограды вселенские перевалить и ничего не заметит. Кто знает, что с бедолагой случится, если из Творения выпадет не пойми куда? Даже я не могу такого представить!

  Пришлось, скрепя сердце, её всё-таки сожрать - из чистого сострадания. Никакого удовольствия от такой пищи, одна изжога…

   С тех пор потерял я покой – день и ночь вычисляю, что во мне или в мире разладилось, если приходится объедаться тенями не в наказание им, а ради спасения от самих себя.

   И всё чудится… чудится, будто приближается к моим вратам страшное воинство – миллионы миллионов пластмассовых душ. Живот не резиновый. Вдруг не справится, и разбредутся они по Вселенским просторам... У-у-ууу! Р-р-ррр!

   - Эй, Лилия, хороши были времена, когда жизнь оставалась жизнью, а смерть смертью...

   - Ешё как хороши, Шербер!

 

 Запланирован к публикации в альманахе фантастики "Фантаскоп".

 

 КРУГЛОГЛАЗИК                                                   

 

Привет, девоньки! Вы местные или, как я, залётные? Ищу дорогу – может, подскажете?..  Как это не подскажете?! Что, обязательно объяснять, зачем мне в те края нужно?! Это ж… это ж… прямое нарушение прав личности!.. Ну, ладно, ладно – не галдите все скопом! Поняла, что окрестности кишат всякими злодеями… и что вы народная дружина на страже жизненно важных энергетических артерий – тоже осознала!.. Человек я прямой, камня за пазухой не таю, но, чтобы всё стало ясно, придётся целую историю выкладывать, не заскучаете?.. Ах, вам про меня всё интересно! Ну, тогда слушайте... Парень мне один позарез нужен, а кто он и каков его адрес, не до конца понимаю.

… Первый раз он зашёл в наш магазин, чтобы пять роз купить. Чайного цвета. Попросил с головками в бумагу запаковать, хотя на улице погода была отличная. Ростом мне приглянулся – заводят меня крупные мужики. Но подумала, что женат или с кем-то встречается. Розы обычно женщинам дарят.

Через неделю гляжу: опять пожаловал.

- Выберите, пожалуйста, цветы на свой вкус, чтобы неприхотливые – без света и свежего воздуха подольше стояли, – говорит. – Вы же профессионал, вам виднее, какие покрепче!

Я ему хризантем небольших собрала, розоватых с лиловыми, свеженьких – с утра привезли. А он возьми и купи ещё орхидею – цветок любви, чтоб его! Я от ревности чуть бракованную ему не подсунула. Только он заплатил и протягивает орхидею мне: в благодарность, мол, за отзывчивость и внимание.

Тут мы уже окончательно познакомились, обменялись обычными первыми сведениями. Назвался он греком, имя произнёс неожиданное, сходу и не запомнишь. Я, понятно, представилась Галочкой, птичкой-невеличкой, – люблю пошутить, дай только повод. И он руку мне поцеловал – неловко, неумело,  но мне было приятно, что старается.

На первом свидании грек стеснялся себя свободно проявлять. Всё больше молчал и нежно на меня смотрел. Только взгляд у него был странноватый  – точно не может одновременно двумя глазами видеть. Ворочал головой на могучей шее,  будто это шариковая бронебашня с единственной круглой амбразурой. Сделает поворот – и переключит зрение справа налево. Потом ещё поворот – и слева направо. Ослепший глаз у него при этом пустым делался, словно стеклянный. И придумала я прозвище для него Круглоглазик, чтобы не ошибиться в иностранном произношении.

Пригласил меня ухажёр в хороший ресторан: показал, что кавалер со вкусом. Рук не распускал, сальностей не нёс. Вот я окончательно и втюрилась – сердце не камень.

На втором свидании мы поцеловались. Лучше б я этого не делала: мир ушёл у меня из-под ног. От полноты чувств словно оконце внутри приоткрылось, и оказалось, что человека во мне с гулькин нос, зато остального… Ветром неслась я по небу, волной дыбилась в океане. Не было мне предела ни сверху, ни снизу, а грек мой ласковый, исполин могучий, обнимал целиком, заключал в болеутоляющее тёплое гнёздышко… Веселился и дразнил птицей великой Гарпушей – видно, родственная мне натура: как и я, любил пошутить. А может, и русскую Галочку без привычки не очень запомнил и боялся проколоться...

Ещё пару раз встречались мы с парнем моим по субботам, перегреваясь, точно на солнцепёке, – пора было уже к следующему этапу отношений переходить. Но обмолвился Круглоглазик, что живёт у чёрта на куличках, и дом у него не как у людей: темно и сыро, соседи буйные спать не дают, день и ночь горланят и меж собою дерутся. Потому и забрёл он в наш магазинчик, что затосковал в том аду по живой красоте. Друг, чтобы ему депрессию перешибить, отпустил в отгул – цветов купить, в вазу поставить, нюхать, любоваться да летом упиваться... А тут я встретилась, неописуемая красавица…

В общем, поняла из его рассказов, что не пригласит меня к себе Круглоглазик, – стрёмно ему. Надо в свои руки инициативу брать. Отпросилась с работы на неделю и увезла грека на дачу: родители как раз в городе задержались, дом остался пустой, в полном нашем распоряжении.

Выгрузили мы из машины продукты, но до холодильника не донесли. Так и кинули на кухонном полу. Наружный мир для меня исчез – лестница на второй этаж, по которой он в спальню меня на руках нёс, стены, крыша… Время словно киселём застыло: дрожит и никуда  не движется. Только мы с Круглоглазиком срастаемся стремительно – он проникает в меня, я в него! Не можем друг от друга отлипнуть, едой подкрепиться и то забываем. Носимся буйной стихией по бескрайнему космосу: то в догонялки играем, то молниями на просторах отплясываем, а устанем – замрём на часок в томном ленивом объятии вблизи какого-нибудь доброго солнышка. Косточки прогреваются, мышцы расправляются, душа светом полнится…

Но ни одно счастье долго не длится. Явился вскоре к нам любимого закадычный друг. И начали они ругаться. А сами колышутся, форму то так, то эдак меняют… Приглядываюсь повнимательнее, и глазам не верю: дружок-то – чудище страшное. Вроде один он, а кажется, их много… Где только Круглоглазик его откопал! Тут узнала я, что служит Круглоглазик оружейником при тюряге – выбирают же профессии некоторые! – и там же живёт вместе с поднадзорными арестантами. А те беспредельщики всё время норовят власть захватить и вселенскую элиту свергнуть. Поэтому дружок совсем ненадолго моего отпускал, на одну лишь минуточку. Теперь же проведали заключённые, что Круглоглазик вовремя не вернулся и некому оборону держать.  На радостях войнушку затеяли. Никак без парня моего не обойтись – гибнут уже целые миры.

Разъярился Круглоглазик – побагровел, оскалился. А дальше было, как в фильмах-катастрофах, где герой спасает человечество: поцеловал он меня и, пообещав вернуться, исчез, оставил одну-одинёшеньку. Выжатую, как лимон, без чувств, без сил продолжать прежнее существование. Так бы и иссохла я в щепку, сгинула бы на втором этаже семейной дачи, да повезло, мать приехала. По щекам отхлестала, вымыла, причесала, заставила съесть рыбного супа и в город отправила.

Вышла я через силу на работу, вернулась к привычному быту, но жизнь эта перестала быть моею. Точно сериал по телевизору смотрю про глупую девицу, цветочки в букеты собирающую, ленточками их перевязывающую, в сизаль и плёнку пакующую, денежки от клиентов принимающую… Скукота смертная, суета бессмысленная… Лучше руки на себя наложить, чем в таком убожестве существовать. Чувствую: скоро не выдержу, разнесу лавку и сама удавлюсь! Пора вырываться на свободу.

Копалась как-то в подсобке и нечаянно услышала, как коллеги за стеной беседуют:

- Не знаешь, что с Галой приключилось? Была спокойная и улыбчивая, клиент валом валил, продажи росли. А теперь гарпия гарпией! Люди шарахаются, после первого визита магазин стороной обходят. Жалко, конечно, но уволят её как пить дать…

Вспыхнула я, накинулась на дурищ, наговорила всякого:  и магазин мне осточертел, и морды их постные, мороженые, годные только похоронными венками торговать!.. А я хочу на полную катушку чувствовать… мне в их болоте слякотно, настоящего сквозняка не хватает… Выскочила в сердцах на улицу, да и думать о них забыла, хотя бок о бок вкалывали два года. Бегу сама не знаю куда.

Влетела в парк, бросила себя на скамейку, вспомнила Круглоглазика и заплакала – так мне любви нашей безбрежной не хватает…  полёта, птицы великой Гарпуши, ладони огромной шершавой, страстной и усмиряющей… Проклятые беспредельщики – из-за них потеряно счастье!.. И вдруг до меня дошло: так ведь не только коллеги, а и любимый меня гарпией называл, только не в ругательном смысле, а восхищаясь… Может, я гарпия и есть, если человеческую маску снять, которая уже мала? Только что это за тварь – гарпия и как мне с нею уживаться?

Нашла интернет-кафе, набрала в поисковике слово. Оказалось, ещё древние с ними знались –  полуженщинами-полуптицами. Вид у гарпий отвратительный  – лицо и грудь человеческие, но тело и крылья грифа, длинные острые когти. Дикие они совсем, связаны с бурей и всяческим буйством – то-то я разгул стихий так полюбила…

Неужели с Круглоглазиком я превратилась в уродку? Вернулась домой, посмотрелась в зеркало: крыльев нет, руки-ноги на месте, внешность обыкновенная, вполне симпатичная. Только глаза безумно поблескивают – от тоски по парню, понятно. Легла спать, а всё кручусь и мучаюсь. Понимаю, что пора решение принимать. То ли вернуться к нормальному существованию, то ли окончательно в гарпию оборотиться. На границе не удержусь – сойду с ума…

Засыпая, подумала: у каждого своя природа, а если моя людям противна – разве правильно от неё отказаться? Кем без своего бурного нутра останусь? Рваной упаковкой, в которую никто и цветка не завернёт?

Совершив выбор, вырвалась я на простор… Кончилось горе, воспрянула душа, оконце внутри распахнулось настежь, и понесло меня ветром по небу, волной по океану прочь от тела, как бабочку от лопнувшего кокона... Теперь и без Круглоглазика могу я летать, и нет мне предела ни сверху, ни снизу… Но не обнимает меня никто, не оберегает от себя самой. Страшно от излишнего своеволия – не натворить бы бед: говорят, гарпии детей крадут и души человеческие…

Вот и скитаюсь по космосу в поисках тюряги с беспредельщиками… Пусть темно и сыро, пусть соседи лихие, но ведь вместе легче с судьбой бороться, правда, подруги?..

Так вы про моего слышали?.. Радость-то какая!... И про дружка закадычного его?.. Ваууу!.. Циклоп, говорите, и пятидесятиглавый сторукий… как-как?.. ге-ка… гека-тон-хе́йр… В Тартаре живут?  Ой, спасибочки! А как отсюда добраться, подскажете?..

Какие же вы добрые девочки, великие птицы Гарпуши! В стаю приняли, из беды выручили!.. Только не уговаривайте меня любимого бросить! Напрасно галдите – всё одно не соглашусь!.. С милым рай и в Тартаре – лишь бы быть рядом… А со временем вас опять навещу – порезвиться тоже охота, не всё же подвиги совершать…

Что? Вы сейчас на праздник рождения нового солнца летите?.. Конечно, никогда не видала!.. Ужас, как интересно! .. А далеко?..

Эх, была не была! Круглоглазик подождёт: сначала с вами, а потом к нему в тюрягу, конечно…    

Философская проза Ирины Лежава. Что еще почитать:

Философская проза: Молодая душа

Философская проза: Форс-мажорное недоразумение

Философская проза: Сказка о диковинных временах

Философская проза: Ловец

стр:
Игра случая:    Философские стихи: Отец
Философская проза: Бессмертие