Философская проза: Духовно-социальный парадокс человечества-1  
Вернуться
Комментарии
 

Философская проза жизни



Духовная и социальная логика в корне противоречат друг другу. Сравним, например, азбучную библейскую заповедь «Не убий!» и ненамного менее знаменитое высказывание, приписываемое Сталину: «Есть человек – есть проблема, нет человека – нет проблемы». Последняя формулировка беспредельно цинична, но даже самый гуманный правитель временами вынужден действовать согласно выраженному в ней принципу: общество, как известно, состоит из людей разнонаправленных убеждений и желаний, иногда очень агрессивных и настроенных враждебно по отношению к власти и другим согражданам. Противостоять экспансии хаоса без прямого уничтожения человека – её источника подчас кажется просто невозможным.

 
Духовный и социальный подходы борются в наших головах, конфликт между должным и вынужденным разбивает сердца. В муках выбираем мы позицию, мировоззренчески наиболее близкую нам. Так, люди, склонные к ортодоксии, объявляют одну из этих логик правильной, а вторую – ханжеской или порочной. Вечно колеблющееся большинство вступает на скользкий путь сомнительных компромиссов – возводит осенённое общественным благом убийство в ранг подвига ради высокой цели, относя остальные деяния этого ряда к грехам, за которые положено гореть в аду. Усилиями конформистов безаппеляционность требования Божьей заповеди размягчается в общественном сознании до консистенции моральной тюри: благословлённый народом убийца чувствует себя безупречным церковным прихожанином и счастливым обитателем рая после смерти. Фортуна возносит везунчика на ступени социальной иерархии, недостижимые не только для его неудачливых собратьев, но и для подавляющей части людей, свято соблюдающих заповеди.
 

Парадокс несочетаемости духовного и социального начал стар, как мир. Чудится, будто человечество наматывает круги, раз за разом возвращаясь к сказочному перекрёстку, у которого установлен камень с безвыигрышными правилами дороги: налево пойдёшь – коня потеряешь, направо – жизнь, прямо – себя позабудешь. Наш выбор вариантов был и до сего дня остался невеликим:

 

а) отказаться от соблюдения заповеди «Не убий!» и, пополнив своей персоной банду бесчувственных отморозков, предпочесть раю ад;

 

б) согласиться с превосходством убийцы – защитника общественных интересов над собратом, никого, кроме себя, не представляющим. После этого идея справедливого Божьего суда приобретает карикатурные черты бюрократического лицедейства: гневливость, мстительность и эгоизм человека, решающего жизненные проблемы насилием, придётся безусловно отнести к дурным качествам, а гневливость, мстительность и эгоизм народа, культивирующего насилие, – к качествам добрым. Понятия чистоты помыслов, святости и рая превратятся в полную невнятицу;

 

в) поставить знак равенства между всеми категориями убийц, лишив порядочного человека права защитить от маньяка ребёнка, слабого и себя самого. Платить-то за спасение тела придётся ценой спасения души – десять раз подумаешь, прежде чем лезть в драку. И воцарится над всеми почтенными добродетелями матушка трусость!

 

Вот такую неразрешимую дилемму преподнесла нам судьба… Помоги нам Господь!

 

 

Продолжение следует: 

Философская проза: Духовно-социальный парадокс человечества-2

 

 

Философская проза Ирины Лежава. Что еще почитать:

Философская проза: О почтении к родителям

Философская проза: Из "я" в "мы" - в глубины внутренней реальности человечества - 1

Философская проза: Из "я" в "мы" - в глубины внутренней реальности человечества - 2

 

стр:
Игра случая:    Философские стихи: Ух ты-2