Философская проза: Жизнь – как пищевая цепочка  
Вернуться
Комментарии

 

Философская проза

Многие мои друзья увлечены фильмами о дикой природе. Некоторые документальные ленты этого направления очень красивы и поучительны, но почти все они пугают цинизмом отношений между героями. Чем внимательнее присматриваешься к деятельности живых организмов, тем увереннее вырисовывается, что практически каждый из них – от простейших до высших – большую часть существования проводит в поиске, добыче и потреблении в пищу своих собратьев. Обычно жертвы относятся к иному, чем охотники, виду существ, но иногда и к их собственному.

 

Насмотревшись подобных антигуманных зрелищ, я крепко задумалась над тем, чего мог добиваться Творец, создавая пищевые цепочки. Голод – не тетка, а значит, обусловленные им связи исключают сочувствие к поедаемым. Как следствие попираются основополагающие законы нравственности, данные людям тем же Творцом в форме общеизвестных заповедей. Получается, правая рука не ведает, что творит левая?

 

Скорее всего, прекрасно ведает: внешне противоречивые базисные законы бытия обеспечивают возможности развития для сознаний разного уровня. Пищевые цепочки, к примеру, – можно счесть аналогом пирамидок для «младенческих» форм психического, а нравственный императив – чем-то вроде кроссворда для «подростковых».

 

Задолго до того, как зародышевая духовная сущность станет способна воспринимать само понятие нравственности, она должна если не осмыслить, то хотя бы почувствовать, что, кроме ее «я», в мире наличествует множество тех, кто этим «я» не является. Сознание, не представляющее собственных границ, очень сложно усваивает элементарные истины и по-ребячьи «тянет предметы в рот» – пытается объять собою пространства, проводит через нутро и полезные, и вредные сигналы, а в результате встраивается в чужеродные структуры, дробится или вовсе распадается.

 

Как я понимаю, пищевая цепочка призвана способствовать первичной самоидентификации «младенца». Облекшаяся в материю духовная сущность вынуждена напрягать ядро, так как живое постоянно в чём-то нуждается и поневоле борется за необходимые блага. Развиваясь, она проходит через известные нам модели материальной жизни, постепенно обучаясь понимать собственные, сторонние и общие интересы. Та же пищевая цепочка есть примитивный способ общения, в процессе которого сущности напрямую обмениваются жизненными потенциалами. Если сказанное мною верно, то «съедобно-несъедобно» – начальная информационная ступень познания, и не существуй этого грубого способа рассмотрения внешней реальности, зародышевая сущность так и не вышла бы из статичного состояния самопогружения.

 

Добавлю, что перед духовным «подростком» стоят гораздо более сложные задачи. Он осознал уже в первом приближении размеры своего «я» и технику его взаимодействий с миром, то есть создал некую матрицу, в которой работает его воля и можно выстроить угодную ему реальность, и учится теперь самому процессу творения. Подспорьем в этом нелегком деле ему служат законы нравственности, потому что они помогают учитывать интересы партнеров (Бога, людей, общественных институтов, бессловесных созданий, первичных стихий и т.д., и т.п.) и не вступать с ними в неразрешимые конфликты.

 

Если человек злостно игнорирует интересы своих партнеров, его творческая энергия уходит на преодоление непреодолимых препятствий и не приносит ожидаемых плодов в будущем.



Философская проза Ирины Лежава. Что еще почитать:

Философская проза: О почтении к родителям

стр:
Игра случая:    Философские стихи: Отец