Философская проза: Властитель бытия. Часть I  
Вернуться
Комментарии

1

 

 

Трудно сформулировать законы духовного прозрения. Не менее мудрено скрестить логический подход с интуитивным видением. Но и разносить науку и религию, логику и интуицию на противоположные взаимоотталкивающиеся полюса удаётся всё реже.


Двадцать первый век — особый век. Невозможно закрыться в собственной правоте от тех, кто мыслит иначе. Информация, как газ под давлением, заполняет любое свободное пространство и распирает его. Трещины между плохо смыкающимися краями великих идей расползаются, образуя идеологические провалы. Человеческие представления о высшем корёжатся, а значит, искажается и человеческое восприятие жизни. Внимание общества петляет в дебрях необязательных деталей; утратившая путеводные ориентиры личность чувствует себя незащищённой прежде всего внутренне.


Двадцать первый век — это время работать на разломах: знаний, эмоций, подходов в науке, культуре и политике. Время собирать нетёсаные глыбы замшелых понятий, очищать их от наносного и выстраивать новое мировоззренческое единство. Поздно препираться, пора совмещать несовместимое.


Завтрашняя цивилизация рождается упругими прослойками между наезжающими друг на друга тектоническими пластами вчерашней. Пластами, обретшими свою ломкую разнородность в горниле конфликта всего со всем. Да и как могло быть иначе?! Только в сшибке представлений, желаний и судеб — сравнивая и противопоставляя — люди познают закономерное.


Сила информационной революции не даёт цивилизационным пластам неспешно меняться. Под давлением они трутся, крошатся, ломаются на куски, лишённые первоначальной силы. Удастся создать достаточно прочные прослойки между пластами — конструкция выдержит, информационное давление перераспределится и сделается терпимым. Не удастся — давление будет расти и расти, пока не оставит от базовых понятий человечества бессодержательную труху.


2


 

Кто истинный властитель бытия, кому бытие подчиняется? Богу? Природе? Или его величеству Человеку?


Во славу каждого из претендентов произнесено несметное множество речей. Полемика кажется абстрактной, но добровольные адвокаты сражаются, словно за последнюю пядь земли, сваливая в кучу умозаключения, амбиции и страхи. Дискуссия длится вечно, оппонентов в ней не слушают.


Вопрос об истинном властителе бытия возник не на пустом месте. В двадцать первом веке, веке виртуальных миров и виртуальных событий, стало особенно очевидным, что идеи строят жизнь. Каким себя мыслит человек, таким и становится. Вопрос о властителе — это вопрос о творце приоритетных законов, которым должно подчиняться, чтобы стать счастливым. Приоритетные законы нельзя обойти, остальными можно пренебречь или слегка пренебречь.


Если властитель бытия — Бог, то приоритетны законы нравственности; при властителе-Человеке важнейшими становятся законы эмоционального восприятия, или законы гармонии; при властителе-Природе на передний план выдвигаются законы выживания. Все три типа фундаментальных законов бытия в корне противоречат друг другу.


Не подозревая о том, каждый из нас участвует в тайных выборах суверена. Есть, конечно, и исключения — люди, не наработавшие хотя бы намёк на мировоззрение, с задачей не справляются. Колеблющихся кидает из крайности в крайность: сегодня они собираются умереть, чтобы не стать безнравственными или дисгармоничными, а завтра отвергают любые принципы ради выживания. Ещё через время, выжив, они опять силятся ощутить себя нравственными — кому охота попасть в ад! — или насладиться эстетическим переживанием. Распробовать вкус жизни бедняги не успевают — балансирование на грани потери «я» поглощает психический потенциал без остатка.


3



Вопрос об истинном властителе бытия — это вопрос об информации. Чтобы подчиняться закону, надо понимать его смысл. Вернее, ощущать смысл интуитивно, потому что логика — неподходящий инструмент для решения глобальных мировоззренческих проблем: она опирается на аксиомы и обосновывает уже свершившийся выбор.


Однако при интуитивном постижении законов — вот незадача! — неизбежно возникает многообразие их трактовок: даже канонические десять заповедей не исключают некоторой вариабельности, а как быть, к примеру, с законами выживания? В истинной полноте они открываются разве что бомжу или отшельнику, одиноко существующему в глубине леса. И что, все без исключения бомжи видят мир одинаково?.. Не легче обстоит дело и с толкованием гармонии. Попробуйте найти двух художников, согласных в понимании красоты. Эх!..


Выбраться из очередного тупика удаётся, приняв за постулат, что универсальные законы бытия формулируются лишь в виде самых общих мировоззренческих установок. Таких, к примеру, как «не убий», «не укради» или прекрасное в искусстве. Неоднозначность конкретных суждений о содержании закона — объективная неизбежность, связанная с различиями в духовном, интеллектуальном и эмоциональном развитии людей.


К сожалению, для продолжения цепочки рассуждений одного постулата оказывается недостаточно — на следующем шаге мы вновь проваливаемся в болото: человек должен подчиняться закону, но способен ли? Достаточно ли человеку понимания, к чему он стремится, чтобы закон был соблюдён? И, вообще, как информация соотносится с волей?


Волевой акт предполагает напряжение чувств. Сознание способно явиться толчком к такому напряжению, но не годится на роль его источника. Зато подсознанию с бессознательным вполне под силу быть движителем эмоций — именно эта пара, сотрудничая и конфликтуя, рождает глубинное чувствование. Но подсознание и бессознательное (вкупе с сознанием) — части более сложной структуры, назовём её психическим телом, значит… властителя бытия избирает психическое тело?


Термин «тело» в связи с определением «психическое» применён мною, чтобы подчеркнуть первичность и самостоятельность психики по отношению к физиологии. Согласно общепринятому определению, приводимому в словарях, психика — это свойство высокоорганизованной материи, в частности головного мозга, отражать действительность. Однако моя интуиция подсказывает, что она, скорее, синоним сущности — живого организма, формирующего высокоорганизованную материю и управляющего ею.


Принятие последнего утверждения за постулат делает психическое тело ответственным и за выбор властителя бытия.

 

Продолжение следует:

Философская проза: Властитель бытия. Часть II

 

 

 

Философская проза Ирины Лежава. Что еще почитать:

Философская проза: О почтении к родителям

Философская проза: Размышление о...

стр:
Игра случая:    Философские стихи: Вчера мне снилась